Главная | Уголовный юрист | Проблемы квалификации взяточничества

Дискуссионные вопросы квалификации взяточничества

Актуальные проблемы квалификации взяточничества в РФ Анализ практики применения статей и УК РФ позволяет выявить несколько наиболее важных проблем. Уголовно-правовая норма об ответственности за получение взятки имеет достаточно оригинальную конструкцию. Вторая часть статьи, предусматривающая квалифицированный состав получения взятки, говорит о получении должностным лицом взятки за незаконное действие бездействие. Таким образом, закон различает четыре варианта основного состава получения взятки, отличающихся друг от друга особенностями служебного поведения должностного лица, за которое или в связи с возможностью осуществления которого оно получает взятку.

Варианты служебного поведения должностного лица, за которое оно получает взятку, следующие: Согласно разъяснению Пленума, к общему покровительству по службе могут быть отнесены действия, связанные с незаслуженным поощрением, внеочередным необоснованным повышением в должности, совершением других действий, не вызываемых необходимостью; а к попустительству по службе следует относить, например, непринятие мер за упущения или нарушения по службе, нереагирование на неправомерные действия взяткодателя и др. Зафиксированный таким образом в законе и на практике перечень видов поведения должностного лица положил конец многолетней дискуссии, во-первых, о возможности получения взятки за действия, возможность совершения которых определяется не компетенцией, а должностным положением взяткополучателя, и, во-вторых, о возможности получения взятки за конкретно не оговоренные действия.

На сегодняшний день неважно, входят ли выполняемые должностным лицом действия непосредственно в круг его служебных обязанностей или он может совершить их, используя авторитет занимаемой должности. Важно, чтобы выполнение им действий было объективно возможно в силу занимаемой должности. При этом принципиально важным является понимание того, что соответствующее поведение должностного лица находится за рамками состава получения взятки. Уяснение этой позиции позволяет решить вопросы о возможности ответственности за заранее неоговоренную взятку-благодарность и о моменте окончания взяточничества.

В одной из последних работ, посвященных квалификации взяточничества, реанимируется позиция, не признающая ответственности за неоговоренную взятку-благодарность: Именно в этом состоит суть данного преступления. Стало быть, поведение должностного лица должно быть всегда обусловлено взяткой. Получение же заранее не обусловленного вознаграждения после совершения им действий вследствие занимаемого положения нельзя рассматривать как получение взятки.

Однако указанные рекомендации не могут быть приняты практикой и теорией. Обусловленное взяткой поведение должностного лица находится за рамками состава получения взятки; уголовному закону важен лишь сам факт получения вознаграждения и осознание взяточниками его незаконности. При наличии указанных субъективных моментов факт обусловленности или необусловленности вознаграждения должностному лицу не имеет значения для квалификации содеянного.

Можно лишь согласиться с Б. Волженкиным в том, что взятка-благодарность имеет меньшую степень общественной опасности, что может учитываться в индивидуализации уголовного наказания. В связи с тем, что действия должностного лица могут быть выполнены как до получения незаконного вознаграждения, так и после его получения, в связи с тем, что они не входят в объективную сторону взяточничества, момент окончания взяточничества никак не связан с моментом выполнения должностным лицом действий в интересах взяткодателя.

Оставить комментарий

Трудно согласиться с А. Использование служебного положения - нормальная, объективная характеристика выполнения должностным лицом своих обязанностей. Если оно не содержит признаков какого-либо правонарушения, оно является законным, а потому не может входить в объективную сторону преступления получения взятки ; а посягательство на интересы службы обусловлено неисполнением своих служебных обязанностей должностным лицом, а именно самим фактом принятия за это вознаграждения.

В силу сказанного следует признать абсолютно верным указание Верховного Суда РФ о том, что дача взятки, а равно ее получение считаются оконченными с момента принятия получателем хотя бы части передаваемых ценностей п. Это особо важно подчеркнуть применительно к ситуации, когда взятка давалась за общее покровительство или попустительство по службе.

Состав преступления выполнен полностью, даже если конкретные поведенческие акты должностного лица, проявления покровительства или попустительства, имевшиеся в виду при передаче вознаграждения, ещё не были осуществлены. Всё содеянное должностным лицом за полученное вознаграждение должно быть подвергнуто правовому анализу и, если незаконные действия должностного лица содержат признаки какого-либо преступления, они должны получить самостоятельную правовую оценку и наказание должно назначаться по совокупности преступлений. Высшая судебная инстанция давно признала справедливость такого утверждения.

В постановлении Пленума Верховного Суда от В этой связи вызывает недоумение решение Верховного Суда РФ по делу Логинова, которым из приговора было исключено обвинение доцента кафедры государственного технического университета по ст.

Календарь событий

Несмотря на доказанность составов служебного подлога и злоупотребления должностными полномочиями, Б. Заметим, что мнение о недопустимости квалификации по совокупности получения взятки и должностного злоупотребления высказывались в науке и до принятия УК РФ года. Должностное злоупотребление есть общий состав преступления, из которого законодатель выделил ряд специальных составов этого преступления, в том числе и получение взятки. Однако ссылка на правило разрешения конкуренции в данном случае неправомерна.

Конкуренция возникает в случае, когда одно деяние подпадает под признаки двух или более правовых норм. В рассматриваемом же случае есть два самостоятельных деяния: Наличие в действиях взяткополучателя какого-либо иного преступления, совершаемого в пользу взяткодателя, заставляет обсудить вопрос об ответственности за него последнего. Светлов не допускал осуждения взяткодателя за соучастие в форме подстрекательства в совершении какого-либо должностного или иного преступления, выполняемого взяткополучателем в интересах взяткодателя.

Однако такое предложение вряд ли оправданно. Если взяткодатель осознает характер совершаемых за взятку действий должностного лица, желает, чтобы оно их совершило и прикладывает усилия к тому, чтобы побудить должностное лицо к их совершению, то налицо признаки подстрекательства к преступлению, обозначенные в ч. Способом подстрекательства в данном случае будет выступать подкуп должностного лица. Сложность состоит лишь в том, что в рассматриваемой ситуации способ сам является преступлением, а потому, если дача взятки по степени общественной опасности будет превосходить подстрекательство должностного лица к какому-либо преступлению со стороны взяткодателя, то согласно правилам квалификации преступлений, ответственность последнего должна наступать только за дачу взятки, если же подстрекательство будет более опасным, чем дача взятки, то ответственность должна наступать по совокупности преступлений.

И еще один момент. Об ответственности взяткодателя за соучастие в преступлении должностного лица можно вести речь лишь в случае, если должностное лицо совершило это преступление. Если же должностное лицо, к примеру, отказывается от взятки и не совершает преступления в пользу взяткодателя, то последний должен нести ответственность за покушение на дачу взятки и согласно ч. Несмотря на то, что при изучении судебной практики нами не было выявлено случаев осуждения взяткодателей по совокупности с соучастием в преступлениях должностного лица, предложенное решение представляется нам правильным, а ситуация на практике - ошибочной, возможно, вызванной отсутствием соответствующих разъяснений в Постановлении Пленума Верховного Суда.

В литературе в него вкладывается различный смысл. Волженкин пишет, что незаконные действия, о которых говорится в ч. Эта позиция в большей степени соответствует цитированному п.

Удивительно, но факт! Варианты служебного поведения должностного лица, за которое оно получает взятку, следующие: По-новому раскрывается содержание функций, определяющих субъект получения взятки.

Исходя из разъяснения Пленума, незаконные действия могут быть трех видов: Таким образом, из числа незаконных действий, не упомянутых в ч. В связи с изложенным, считаем возможным уточнить редакцию ч. Следующей проблемной ситуацией, возникающей при квалификации взяточничества, является вымогательство взятки должностным лицом. Понятие вымогательства взятки в законе не раскрывается.

В соответствии с п. Как видим, это разъяснение в сути своей дублирует содержание диспозиции ч. Требование взятки должно сопровождаться угрозой, для квалификации по п. При этом угроза может быть представлена в двух вариациях: Наибольший спор в науке уголовного права вызывает вопрос о содержании угроз: Волженкин последовательно отстаивают мысль о том, что вымогательство взятки может иметь место только в случае угрозы со стороны должностного лица совершить незаконные действия против потерпевшего.

В то же время ряд юристов небезосновательно, со ссылкой на судебную практику, признают обратное. Светлов указывает, что взятка является столь опасным преступлением, что требование вручить ее под угрозой совершения любых действий как законных, так и незаконных необходимо признавать вымогательством. На наш взгляд, основанием к обсуждаемой дискуссии явилась используемая УК терминология. Действительно, вымогательство, упоминаемое в ст.

Проблемы квалификации взяточничества хотелось

Вместе с тем, заметим, что в ряде зарубежных стран законодатель использует иную терминологию при описании соответствующего состава получения взятки. На наш взгляд, указание на требование взятки не является оптимальной формой отражения в законе анализируемого признака преступления. Как справедливо отмечает О. Наличие факта угроз в отношении взяткодателя при получении взятки должностным лицом является, согласно примечанию к ст.

Установив наличие признаков вымогательства взятки, лицо, производящее расследование преступления, обязано освободить взяткодателя от ответственности, даже если в действиях последнего нет никаких признаков позитивного посткриминального поведения. Однако, учитывая сказанное ранее о том, что получение взятки под угрозой возможно как за совершение законных, так и незаконных действий должностного лица, следует оговориться, что взяткодатель всегда должен быть освобожден от уголовной ответственности в том случае, если передача им взятки была направлена на предотвращение вреда своим правоохраняемым интересам.

Если же должностное лицо требует передачи взятки под угрозой выполнения своего служебного долга, то взяткодатель освобождается от ответственности только в случае, если должностное лицо не выполнило своих перед ним обязательств. Наряду с указанным, вторым альтернативным условием освобождения взяткодателя от ответственности является добровольное сообщение им о даче взятке органу, имеющему право возбудить уголовное дело.

Верхнее меню

При этом обратим внимание, что для законодателя неважно, до или после возбуждения уголовного дела о взяточничестве было сделано такое заявление. Значение имеет, прежде всего, субъективное представление заявителя об осведомленности органов власти о совершенном им преступлении.

Проблемы квалификации взяточничества достиг

Поэтому, если заявитель полагает, что о даче взятки ничего не известно, и, следовательно, действует исключительно по своему внутреннему убеждению добровольно, то, несмотря на его возможную ошибку, он подлежит освобождению от уголовной ответственности. Добровольность заявления взяткодателя, согласно разъяснению Пленума Верховного Суда, не зависит от мотивов, которыми руководствовался заявитель.

В качестве таковых могут выступать раскаяние, боязнь изобличения, и в то же время месть взяткополучателю, обида на него, зависть, неудовлетворенность поведением должностного лица. Такое законодательное решение оправдывается в специальной литературе тем, что оно способствует разрыву коррупционных связей и выявлению опасных преступников - взяткополучателей. Однако существует и иное мнение. Лейкина предлагала ограничить исключение ответственности взяткодателя при добровольном заявлении о даче взятки только в случаях, когда мотивы такого заявления не носят низменного характера.

На наш взгляд, такое предложение не лишено оснований. Задачи усиления борьбы с преступностью и коррупцией не могут оправдать нарушения принципиальных положений о неотвратимости ответственности, законности и справедливости. Являясь поощрительной нормой, норма об освобождении взяткодателя от ответственности может применяться лишь в ситуации, когда поведение последнего продиктовано социально одобряемыми мотивами.

Еще больше сомнений вызывает однозначно установленная в законе возможность освобождения взяткодателя от уголовной ответственности за дачу им взятки за совершение заведомо незаконных действий. В подобных ситуациях возможно наличие в действиях взяткодателя состава подстрекательства к какому-либо преступлению. Игнорировать этот факт нельзя, в связи с чем требуется некоторая корректировка законодательных решений в части оснований освобождения взяткодателя от уголовной ответственности. Ее формулировка заставляет обсудить еще один вопрос - о времени сообщения о даче взятки в правоохранительные органы.

Асланов считал, что с учетом требования неотвратимости ответственности срок явки с повинной не может быть беспредельным, и предлагал ограничить его семью сутками, А. Якименко предлагал установить годичный срок для добровольного заявления, по истечении которого взяткодатель должен нести ответственность на общих основаниях. Срок явки с повинной устанавливается и в законодательстве некоторых зарубежных стран. В частности, согласно ст.

По нашему мнению, установление срока для явки с повинной имеет важное значение, способствуя скорому прекращению коррупционной деятельности должностного лица. Длительное же несообщение о даче взятки выступает своего рода укрывательством взяточника, пособничеством его дальнейшей преступной деятельности. А потому мы считаем возможным ограничить срок явки с повинной на законодательном уровне. С учетом изложенного, полагаем, что основаниями для освобождения взяткодателя от уголовной ответственности должны стать: При этом важным условием возможного освобождения должно стать отсутствие в действиях взяткодателя состава иного преступления.

С подобным пониманием оснований освобождения от ответственности по ст.

Читайте также:

  • Представительство республики татарстан в москве
  • До скольки лет выплачиваются алименты ребенку после развода
  • При какой минимальной зарплате дают ипотеку
  • Мировые судьи 185 судебный участок спб